Совершенствование форм взаимодействия бизнеса и власти в России

0


Эффективное функционирование любого государства предполагает развитую систему коммуникаций между всеми его институтами, а тенденция демократизации органов государственной власти указывает на необходимость совершенствования этих коммуникаций, в частности, диалога между представителями бизнес-сообщества и власти.

Данный «диалог», называемый, лоббизмом и GR, — процесс довольно противоречивый, учитывая отсутствие законодательной базы. До недавних пор взаимодействие сводилось лишь к соглашению о невмешательстве бизнеса в политику, получавшего взамен лояльность со стороны государства. В современных условиях такие «договоренности» уступают место настоящему диалогу и появлению различных площадок, отраслевых ассоциаций и союзов федерального уровня с существенным административным ресурсом, представляющие интересы различных отраслей и производителей, способных самостоятельно влиять на принимаемые решения.

Вопрос о придании юридического оформления такому неоднозначному политическому явлению, как лоббизм, рассматривается в России уже более 20 лет, однако, до сих пор закон так и не был принят. В итоге, между бизнесом, властью и общественными организациями отсутствуют официальная и узаконенная связь, а вынужденное отсутствие законодательных рычагов воздействия придает самому явлению крайне негативный характер, ассоциирующийся исключительно со взяточничеством.

Еще с начала 90-х годов предпринималось более несколько попыток принятия закона, но при вынесении на рассмотрение каждого из законопроектов (до первого чтения дошли не менее четырех вариантов) появлялся ряд спорных вопросов [4]. В самой ранней инициативе главным препятствием можно считать невозможность определить подходящий вариант регулирования лоббизма – жесткий или разрешительный (уведомительный), а также неспособность применить мировые законодательные практики с учетом российской действительности.

У законопроекта, представленного в 1997 г. «О правовых основах лоббистской деятельности в федеральных органах государственной власти» история аналогична: в законопроекте отсутствовали непосредственные требования к лоббистам, были пропущены и основные положения по аккредитации, не определены полномочия лоббистов при работе в комитетах и комиссиях, не обозначена обязательность лоббистских экспертиз проектов законов, также отсутствуют ограничения для выступлений в средствах массовой информации.

Следующий проект не был допущен Советом Госдумы к рассмотрению из-за отсутствия заключения правительства и финансово-экономического обоснования. В дальнейшем все инициативы в этой сфере отклонялись и не берутся депутатами в работу.

На современном этапе принципиальным отличием России от стран Западной Европы и других стран в вопросе законодательного регулирования лоббистской деятельности является то, что зарубежные лоббисты в данных государствах действуют легально, оформляя членство в зарегистрированных профессиональных организациях, функционирование которых, в свою очередь, регулируется местным законодательством, кодексами этики и базируется на принципах саморегулирования (в случае если в данных политических системах не существует строгих нормативно-правовых актов о регулировании лоббизма). Рассмотрим зарубежный опыт подробнее:
В США лоббизм осуществляется в соответствии с принятой в 1789 году Первой поправкой к Конституции, гарантирующей, в частности, право граждан обращаться в официальные органы с жалобами. Позднее, в 1876 году принимается закон об обязательной регистрации лоббистов. Речи о запрете лоббизма или создания для лоббистов чрезвычайно жестких рамок не идет.

В Великобритании лоббистская деятельность регулируется множеством законов и кодексов, определяющих правила взаимоотношений чиновников с лицами, оказывающими на них воздействие. Сам лоббизм там рассматривается как один из видов бизнеса, с оборотом около миллиарда долларов в год. Крупнейшей лоббистской компанией можно считать «Чайм коммьюникейшенз», клиентами которой являлись Маргарет Тэтчер, магнаты в сфере СМИ, а также зарубежные лоббисты — экс- руководство ЮАР и султан Брунея. Особенностью закона о лоббизме в Великобритании является официальное разрешение члену парламента выступать представителем коммерческих интересов одной из сторон сделки.

В Германии также нет отдельного закона о лоббизме, деятельность лоббистов закреплена рядом правовых актов: Конституцией, Регламентом деятельности Бундестага, Кодексом поведения члена Бундестага и Положением о регистрации союзов и их представителей при Бундестаге (приняты в 1972 году) и другими.
Сегодня в российском обществе вопрос о необходимости принятия закона о лоббизме воспринимается неоднозначно: противники принятия закона полагают, что в случае узаконения лоббизма руки многих нечестных представителей политических институтов и частного сектора будут «развязаны», что спровоцирует очередные коррупционные отношения. Сторонники считают, что появление «законных рамок» будет стимулом к усилению роли общественных интересов.

Стоит отметить, что одним из залогов действенной демократии в России может послужить именно узаконенное взаимодействие бизнеса, власти и общественных организаций: до настоящего времени процесс оказания влияния на принимаемые решения является практически полностью закрытым, что не позволяет проследить кто же являлся инициатором какого-либо законопроекта, какими путями добивались этого решения. Весьма действенным инструментом является Оценка Регулирующего Воздействия (ОРВ), но и этого не делает процедуру прозрачной для населения.

Пока данный закон остается непринятым, правовой институт лоббизма в России может быть встроен в рамки уже существующих законодательно урегулированных методов влияния на принимаемые решения.

 

(с) Елизавета Федорова, АВАНТИ, 17.05.2017г.